Новости
22.08.2018
Иногда фраза «Мой ребенок» звучит трагически

В Кузбассе почти 12 лет идет война за ребенка

Прямо сейчас во многих семьях разворачивается молчаливая трагедия. Некоторые психологи считают, что именно развод, а вовсе не смерть близких, доставляет одну из самых серьезных травм детской психике. Ни один ребенок не может понять и принять того, что нерушимый для него союз мамы и папы вдруг распадется. А если еще не просто распадается, а продолжается нескончаемой войной с выяснением отношений, манипуляциями и претензиями, это может привести к непоправимым последствиям. К сожалению, родители начинают задумываться о них слишком поздно. В одной из таких неуникальных историй мы пытались разобраться. Помогала нам заведующая службой экстренной психологической помощи «Телефон доверия» Ольга Рублева.

На линии огня

Родители развелись. Развелись давно, буквально через полгода после рождения ребенка. Сейчас девочке уже 12 лет, а мама и папа все никак не могут успокоиться – воюют и выясняют отношения, судятся и обвиняют друг друга во всех смертных грехах. Девочка с младенчества имеет целый веер хронических заболеваний, но это воюющие стороны не останавливает.

 

Конфликт зародился на фоне алиментов. Когда супруг покинул семью, бывшая жена тут же через суд обязала его оказывать материальную помощь ребенку. Но после увольнения мужчины с крупного производства его официальная зарплата упала ниже прожиточного минимума, и ежемесячные отчисления снизились до неприличия. Горе-папаша без зазрения совести сообщил нам, что с первого дня исправно платит алименты в размере 25% от заработной платы, назвав себя настоящим мужчиной и отцом. Вот только умолчал этот «отец», что сумма, выделяемая им дочке, еле дотягивала до полутора тысяч рублей. Отличная «прикрывашечка» для мужской совести. И случай, к сожалению, не исключительный.

Естественно, матери, обремененной кредитами и проживающей в съемной квартире, этих денег на содержание ребенка с особенностями здоровья не хватало. Женщина работала, тянула дочку изо всех сил практически в одиночку, а отец спокойно жил с «чувством исполненного долга». Негатив копился, и через несколько лет женщина подала на алименты в твердой денежной сумме. Иск удовлетворили, и бывшему супругу насчитали крупный долг. Погасить его отцу не удалось, и приставы арестовали его автомобиль. Тогда мужчина «психанул» и в отместку подал иск на определение места жительства ребенка с ним. Мать – встречный иск на лишение его родительских прав. А потом отец – иск на возмещение адвокатских расходов. А потом – мать… А потом снова отец… И так до бесконечности: зуб за зуб, иск за иск.

Эта «перестрелка» между взрослыми длится больше десяти лет. У каждого своя линия фронта, своя оборона. А на границе между вражескими лагерями – беззащитная больная девочка. Все очереди, которые родители пускают друг в друга, проходят через нее. Но мама с папой так поглощены ходом войны, подбором оружия и разработкой стратегий, что не замечают на линии огня маленького человечка, за которого они якобы сражаются. Ведь война давно идет не за дочь, а за собственные принципы, нанесенные обиды и другие мнимые ценности.

Болезнь как защитная реакция

В родительских войнах – не до детей. Этот печальный факт дает еще более печальную статистику. «Согласно исследованиям, за последние 15 лет распространенность синдрома дефицита внимания у детей выросла на 43%, подростковой депрессии – на 37%, количество самоубийств среди детей 10-14 лет увеличилось на 200%(!), а каждый пятый ребенок имеет расстройства психики, – констатировала заведующая службой экстренной психологической помощи «Телефон доверия» Ольга Рублева.

– Не будет преувеличением, если я скажу, что большей частью эти цифры обязаны болезненным разводам, количество которых также с каждым годом растет. В разбираемой нами ситуации ребенок болен. И я больше чем уверена, что эти болезни прогрессируют на фоне семейного конфликта. Ведь заболевания, в том числе хронические, – это не что иное, как психосоматическая защитная реакция детского организма от того кошмара, в котором он вынужден жить много лет. Как это ни странно, процент врожденных патологий невелик. Большая часть диагнозов появляется в семьях с неблагоприятным психологическим климатом. У ребенка может возникнуть ситуативная слепота, мутизм, ребенок, которым постоянно манипулируют и вовлекают в семейные разборки, может начать заикаться или вовсе перестать говорить. Детский энурез – это в 95% случаев реакция на негативную обстановку в семье. Иногда ребенок уходит в болячки, потому что считает себя виноватым в разводе родителей, занимается самообвинением, съедает сам себя. А его болезнь – это единственное, что может сплотить родителей. И организм неосознанно поддается недугу».

Именно дети, родители которых поглощены не ими, а войной, чаще всего уходят в зависимости – алкогольную, игровую, наркотическую. Им же нужно как-то восполнять дефицит родительского внимания. И самое страшное – это, конечно, суицид.

«Нам часто по детской линии звонят дети, которые не знают, что делать, когда семья распадается, – добавила Ольга Рублева. – Мне однажды позвонил мальчик и сказал: «Мне очень страшно, у меня родители разводятся, я не хочу так жить». Я уточнила, откуда он знает об этом. Он ответил, что слышал, как они ругались и мама сказала папе, что ей все это надоело и завтра она подает на развод. «Я же их обоих люблю, я не знаю, что мне делать», – тихо признался мальчик. Родители почему-то забывают, что для ребенка они оба – самые родные люди».

Ошибки взрослых

После развода взрослые совершают много ошибок, даже если расставание прошло полюбовно. Эти ошибки делают жизнь детей невыносимой и калечат их личности. «Как правило, сразу после развода в семье, где остается ребенок, ломается привычный жизненный уклад, – поясняет Ольга Петровна. – Например, мама начинает раньше будить его утром, чтобы успеть на транспорте довезти до школы. Или ребенку разрешается позже ложиться спать, дольше смотреть мультики. Из-за адаптации к новым условиям детское сознание особенно остро воспринимает родительский разрыв. Если маме или папе удается сохранить привычный уклад, то ребенок легче переживает развод, потому что внешне для него мало что поменялось».

Нередко после развода родитель, с которым остается ребенок, представляет его в виде жертвы. В речи начинают появляться фразы: «Бедненький. За что же тебе все это. Остался без матери/отца». И все в этом духе. Ребенок очень быстро улавливает эти настроения и превращается в манипулятора. А чрезмерная опека, которая сопутствует жалости, способствует формированию эмоционально ранимой, безынициативной, несамостоятельной, эгоистичной личности.

«Еще одна распространенная ошибка – это соревнование родителей в любви к ребенку, – рассказала Ольга Петровна. – После развода один из родителей может начать «отвоевывать» любовь малыша у другого (или оба родителя друг у друга – каждый со своей стороны). Один будет стремиться стать для ребенка лучше, чем второй: разрешит есть сладости после того, как малыш уже почистил зубы, играть в компьютерные игры более положенного времени, заменять уроки в школе совместным походом в зоопарк и т. д. Последствия такого дешевого авторитета плачевны. Ведь ребенок начинает манипулировать взрослыми с помощью фраз «А вот папа (мама) мне разрешает…». И если уязвленные родители вступят в негласную войну друг с другом, где главным оружием будет большая степень потакания малышу, то они рискуют воспитать жестокого деспота, не признающего родительского авторитета. И расплата за такое «воспитание» наступит очень быстро – в подростковом возрасте.

 

И уж тем более сложно разведенным родителям воздержаться от настраивания ребенка друг против друга. Ведь личные обиды и задетое самолюбие говорят всегда громче разума. Вот и тычут они при любом удобном случае в больное место малыша, пытаясь в его глазах очернить бывшего супруга. Ребенок не знает, куда спрятаться от этих претензий. И когда вырастает, зачастую отстраняется от того из родителей, кто выдавал больше негатива. Тем более если второй родитель вел себя достойно и вызывал уважение. «Если мама будет нейтральна в отношении папы и при этом будет демонстрировать свою любовь, заботу, внимание и простраивать свои отношения с ребенком, то никакой папа его против нее не настроит. И наоборот. Даже если папа живет отдельно, сегодня есть сотовые телефоны, звони раз в день, интересуйся делами ребенка, обсуждай важные проблемы. И он будет знать, что в любой трудной ситуации сможет найти поддержку независимо от того, что ему говорит мама. Против хорошего родителя невозможно настроить. Даже дети формируют отношение не по словам, а по делам. Известно огромное количество случаев, когда мама искусственно отгораживала ребенка от отца, а по достижении совершеннолетия он находил второго родителя и начинал с ним общаться. Не нужно рыть себе могилу. Эффект может быть обратным. Когда ребенок подрастет, он сам сможет адекватно оценить, насколько слова папы соотносятся с его действиями. А мама должна набраться терпения и дать время сыну или дочери сделать свой собственный вывод.

Соломоново решение

Что же с нашей ситуацией, где были совершены все возможные ошибки? «Даже боюсь об этом говорить, – призналась Ольга Рублева. – Если родители не найдут общего языка, они сломают ребенку жизнь. Сейчас наступит подростковый возраст – и начнутся еще более серьезные проблемы. А вместе с ними появятся еще более серьезные обвинения друг друга. Один будет кричать: «Это ты ее такой воспитала!» Вторая: «Это все из-за тебя, потому что ты ушел из семьи». Как долго сможет сопротивляться психика и без того нездоровой девочки, сказать сложно. Но ни к чему хорошему такая родительская «любовь» ребенка не приведет». В Америке существует практика, когда спорный ребенок изымается у родителей и помещается в другую семью. Изначально временно. Но если родители не находят общего языка, он остается там навсегда. Вот такая профилактическая мера для воспитания родителей, которые должны хорошенько задуматься, перед тем как объявлять друг другу войну.

С одной стороны, вряд ли ребенку будет хорошо с чужими людьми. Но лучше ли ему с теми, кто безжалостно тянет его в разные стороны. Каждый в свою: не боясь причинить ему боль, а то и разорвать дитя вовсе. Перечитайте притчу царя Соломона о двух матерях. Та, которая была настоящей матерью, отступилась, пожалев сына. Но родительской мудрости, увы, многим не хватает. И войны пап и мам за детей продолжаются. Возможно, как-то помочь таким семьям могли бы психологи. Но практика обязательного посещения психологов родителями, конфликтующими из-за детей, в России отсутствует. Не в пример обязательному посещению психологической родительской школы теми, кто желает усыновить ребенка. А может, стоит в семейном законодательстве закрепить решение и о принудительной семейной психотерапии перед началом процессов, касающихся споров родителей, предметом которых становятся дети. И пока психолог не вынесет заключение, что психологически стороны готовы к решению проблем, никаких судебных разбирательств по этому делу не начинать. Иначе мы имеем то, что имеем: только наша бывшая семейная пара, о которой идет речь, закидала суд исками, пытаясь выяснить личные отношения.

Каждый из них в разговорах с нами не раз употребил слова «мой ребенок». Женщина, будучи абсолютно уверена в том, что одна растит дочку. Мужчина – желая использовать свое право отца по закону. И каждый из них доказывает друг другу именно то, что ребенок «МОЙ». Но ведь при живых родителях, что бы и как ни происходило, ребенок бывает только «НАШ»! Нормальным людям это очевидно. А когда ребенок не «наш», а «мой», он, как правило, просто никому не нужен, он психологический сирота с тотальным чувством одиночества. При этом каждый из родителей просто решает свои вопросы, получает свою вторичную выгоду, прикрываясь интересами сына или дочери. Проще говоря, использует ребенка в своих личных интересах: моральных или материальных – не важно.  Вот и получается, что пока родители судятся, доказывая, кто из них больше родитель, дети растут одинокими, страдают, болеют, иногда умирают. Ужасно, но порой и это не останавливает родительские войны: тогда папа подает на маму в суд за ненадлежащий уход за ребенком, или, наоборот, мама подает в суд на папу… Похоже на бред. Но, к сожалению, это правда.

Источник>>