Новости
02.06.2017
Истории от тюменского психолога телефона доверия

За 2016 год на тюменский телефон доверия поступило более 8000 звонков.

Автор: Елена Безгодова

Как специалисты помогают людям и почему молчать жертвам насилия нельзя

За 2016 год на тюменский телефон доверия поступило более 8000 звонков. И пусть он и позиционируется как детский, обратиться за помощью туда может любой человек. Что беспокоит людей? Говорили о несчастной любви и предательстве, одиночестве и школьной травле, насилии и желании умереть.

Психологи телефона доверия не показывают свое лицо и не называют своих имен. Не принято. Клиент (так психологи называют звонящих) никогда не узнает, с кем он общался, кто помогал ему по ту сторону трубки. Как и психолог, который будет знать лишь то, о чем ему сообщил сам звонивший. Никаких номеров, адресов и имен. Один из психологов тюменского телефона доверия согласился рассказать «Комсомольской правде» — Тюмень » о специфике своей работы и поделился историями, которые больше всего запомнились в десятилетней практике.

Помощь инкогнито 

Имя психолога мы называть не будем. Пусть нашу собеседницу зовут Светлана — она иногда так и представляется звонящим взрослым и детям.

— Смена на телефоне длится сутки. За это время специалист отрабатывает большое количество звонков, одна консультация может длиться 5-10 минут, другая требует работы в течение нескольких часов. Все они очень разные, поэтому четкого алгоритма действий у нас нет. Психолог телефона доверия должен действовать не только в рамках своего опыта, полученных знаний, но и по наитию — слышать и слушать клиента, постараться сразу же «присоединиться» к нему, чтобы понять истинную причину звонка, увидеть глубину проблемы и как итог — помочь звонившему, — рассказывает Светлана и объясняет: именно поэтому на телефоне должны работать только опытные психологи. Неправильно оброненная фраза, и все — короткие гудки….

Сколько длится разговор? По-разному. Психологи стараются придерживаться схемы в 40 минут. Но реальность иная. В исключительных случаях консультация может длиться до 8 часов!

— Перезванивают ли нам? Редко. А те, кто перезванивает, просят поговорить с конкретным психологом. Но я думаю, что это неправильно — телефон анонимный. Звонят больше всего дети. Но в этом году тенденция поменялась, участились звонки от взрослых и от мужчин. Звонки начинаются по-разному, но часто люди уточняют: а телефон в самом деле анонимный? К сожалению, только здесь люди находят в себе силы рассказать о страшном. А обратиться официально — не могут.

«Все рубашки сына в крови» 

Дети, подвергшиеся травле в школе, на телефон доверия обращаются очень редко. Такова печальная статистика. Если звонки об этом и поступают, то от родителей, которые не знают, как вести себя в этой ситуации.

— Звонила мама восьмиклассника, которая заметила, что все, абсолютно все рубашки сына в каплях крови. Мальчика травили в школе — на уроках его до крови истыкивали ручкой. Волю сломили настолько, что он уже не сопротивлялся. За ежедневной экзекуцией наблюдал весь класс. Если его так задевали на уроках, то что было на переменах? Подросток матери не рассказывал, только просил перевести его в другую школу. В этой он не учился, он выживал. Женщина одна воспитывала сына, работала сутками, но все же пыталась как-то решить проблему — звонила учителям. Ей отвечали: ваш сын сам нарывается, вот, мол, и получает от ребят.

В конечном итоге прямо на уроке физкультуры подростка сбили с ног и начали запинывать. Допинали так, что мальчик зарылся в листья и лежал так в позе зародыша, пока одноклассники на глазах учителя издевались над ним. После этого мальчик сбежал из школы и из дома. Его вернули и поставили на все виды учета.

Мы посоветовали маме перевести мальчика в другую школу. А на учителей, которые игнорировали этот конфликт, написать жалобу в департамент образования.

«Во время насилия я потеряла сознание…» 

Звонки об изнасиловании поступают не так часто. Все потому, что жертва порой скрывает то, что с ней произошло. Стыдно и страшно. И чувство вины не отпускает.

— Звонила девочка, которая два года скрывала, что ее изнасиловали. Во время акта насилия она то ли от боли, то ли от страха потеряла сознание. Но о происшествии никому не рассказывала. В течение двух лет она периодически теряла сознание! Так сильно на ней отразилось это насилие. Она рассказывала, что ее водили по врачам, лечили… а дело было в другом. В итоге девочка нашла себе силы рассказать о совершенном насилии. Только работа с психологом может свести к минимуму последствия такой психотравмы.

Или другая история. Звонила мама, которая просто не знала, как быть дальше.

— Девочка пришла домой и рассказала маме, что подверглась изнасилованию. На что мать отреагировала неправильно — ахнула, закрыла голову руками и закричала: «Что ты сделала!». Понятно, что девочка замкнулась в себе и больше ничего не могла сказать, идти в полицию отказалась. Долго мы общались по телефону с мамой, объясняли ей, а потом девочке: насильник должен быть наказан. Главная задача психолога была убедить их: ребенок ни в чем не виноват. Знаете, ни один взрослый не может справиться с пережитым насилием без помощи и поддержки (в первую очередь психологической), что уж говорить о детях. Ощущение собственной вины за произошедшее, чувство, что я плохой… В такой момент нужна родительская поддержка, не расспросы, а именно поддержка. В итоге маме рекомендовали обратиться в полицию и не выжидать, а на следственных действиях вести себя спокойно. Что бы девочка ни рассказала в полиции — дома это не обсуждается. Дом — это место безопасности. Как в дальнейшем сложилась судьба ребенка, мы не знаем — больше они не звонили.

— А психологи могут самостоятельно обратиться в полицию, если знают, что ребенок подвергся насилию?

— Нет. У нас нет данных, а если человек и рассказывает, мы не вправе этого делать. Мы можем и должны подвести его к тому, чтобы пострадавший обратился за помощью, убедить его в том, что насильник должен быть наказан. Но не более, — разводит руками Светлана.

«Отчим пинал ногами, а я закрывала голову…» 

Обращений в случаях, когда ребенок решается уйти из дома, поступает немало. Иногда младшие школьники решают сбежать, потому что «учительница не любит». Кто-то бежит от конфликтов в семье, когда ежедневные родительские скандалы и крики становятся невыносимыми.

— Был звонок от девочки-восьмиклассницы, которая сбежала из-за конфликта с отчимом. Девочка — сложный подросток. Почти не учится, время проводит с друзьями в подъездах. Со всеми атрибутами: алкоголь, сигареты. Не хочет возвращаться домой — там отчим. Мама работает на двух работах, а муж сидит дома с трехлетним ребенком. Ну как сидит — фактически перекладывает обязанности на девочку. Из-за чего в семье возникают конфликты. Мама на них внимания не обращает, несмотря на жалобы, которые идут с двух сторон — от дочери и супруга, просто уже устала и не видит выхода.

В какой-то день конфликт зашел слишком далеко: в очередной раз ребенок полез к старшей сестре, к ее компьютеру, а она в сердцах его оттолкнула. Мальчик упал и рассек голову. Девочка говорит, что испугалась, бросилась к нему, а мальчик заходился слезами. Из кухни выскочил пьяный отчим и избил девочку. Бил ногами, а она лишь пыталась закрыть голову. После этого подросток сбежала. Девочку определили в центр «Семья», потому что идти ей было некуда. Только в дом, где ее избили, или в подъезд.

«Я беременна. И больше не хочу жить» 

Светлана рассказывает: суицидальные звонки на телефон доверия начинаются обычно словами «я не хочу жить». И самое страшное, что человек действительно уже все решил.

— Звонила 16-летняя девочка. Ранняя беременность, учится в десятом классе. Долго получалось скрывать свое положение, но мама заметила. Реакция матери была незамедлительной: «Ты с ума сошла! Что люди скажут!». У мамы молодой брак, годовалый сын. А тут еще и дочь беременная. За помощью девочка обратилась к отцу будущего ребенка, но мальчик сказал: «Я в этом ничего не понимаю, разбирайся сама. Мои родители не должны ничего об этом знать». У мальчика в семье тоже проблемы: отец избивает мать, они на грани развода. Девочка, оставшись без поддержки, решила покончить с собой. Выбрала способ и даже время смерти. Мы держали ее на телефоне 8 часов! Это был самый сложный звонок — эмоциональное состояние девушки было очень неустойчивым. С трудом нашли подход: у тебя же брат маленький, как он без тебя? А девочка до этого жаловалась, что дома она как нянька. И братик ночью идет не к маме, а к ней.

— Девочка решила жить. Когда она родила, в роддом пришел и мальчик, и его родители. Нам об этом рассказала мама, чтобы сказать спасибо сразу за две спасенные жизни, — улыбается Светлана. Эти короткие слова благодарности — и есть самая главная оценка работы психологов телефона доверия.

Важно! 

8-800-2000-122 — общероссийский телефон доверия. Экстренная психологическая помощь оказывается круглосуточно, бесплатно и анонимно. 

Ссылка>>